04 января 2015

Кабмин просто боится говорить о дефолте

Заявление нового министра финансов Наталии Яресько о том, что в Украине сейчас не дефолтное и не преддефолтное состояние и этот вопрос в правительстве даже не обсуждается, вызвало неоднозначную реакцию экспертов, утверждает журналист Иван Андрейченко из "ForUm". Де-юре Украина не объявляла дефолт. Но вот уже несколько месяцев, как специалисты говорят о преддефолтном состоянии и о дефолте де-факто.
Причем к такому мнению приходят и отечественные, и зарубежные эксперты. Предпосылки для этого есть. Даже Яресько в интервью журналистам отметила, что Украина нуждается в срочной стабилизации финансовой системы, в том числе банковского сектора. Но как это сделать в условиях глубокого экономического кризиса, продолжающейся девальвации национальной валюты и военных действий на Донбассе? Отметим, что международные резервы страны за последний месяц сократились более чем на 20%, а госдолг государства превысил 1 трлн грн. Как заявили в НБУ, на 1 декабря объем золотовалютных резервов Украины составил 9,9 млрд долл., в то время как месяц назад резервы находились на отметке в 12,5 млрд долларов. В Нацбанке это объясняют необходимостью перечислить часть зарезервированных компанией «Нафтогаз Украины» средств «Газпрому» за импортированный в ноябре-декабре прошлого года природный газ - 1,4 млрд долларов. Плюс в ноябре были осуществлены платежи правительства и Национального банка по погашению и обслуживанию государственного и гарантированного государством долга в иностранной валюте. При этом на прошлой неделе регулятор вновь снизил официальный курс гривни.
Ранее Минфин сообщил, что по итогам января-октября нынешнего года дефицит госбюджета составил 53,777 млрд грн, и это на 31,73% больше, чем за аналогичный период минувшего года. Учитывая, что за 9 месяцев 2014 года дефицит составил 40,127 млрд грн, в октябре данный показатель увеличился на 13,65 млрд грн, или на 34%.
Агентство Bloomberg со ссылкой на информацию Deutsche Bank сообщило, что 10 декабря кредитно-дефолтные свопы (страховка от дефолта) по 5-летним суверенным еврооблигациям Украины составили 1970 пунктов, увеличившись, по сравнению с 9 декабря, сразу на 158 пунктов. Это максимальное значение данного показателя для нашей страны за последние 12 месяцев. Украина по-прежнему входит в первую тройку государств мира, наряду с Венесуэлой (3859 пунктов) и Аргентиной (2698 пунктов), с наиболее пессимистичными оценками инвесторов относительно риска суверенного дефолта (для сравнения: у идущей на 4-м месте России этот показатель равен 420 пунктам, т.е. почти в 4,7 раза меньше). А опасения зарубежных инвесторов на прошлой неделе достигли годового пика.
Как говорит президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко, кредитно-дефолтные свопы на  уровне 1970 пунктов - это почти 96-процентная вероятность дефолта. Но еще не 100-процентная. По словам Охрименко, когда кредитно-дефолтные свопы находятся на уровне 1970 пунктов, это означает, что международные инвесторы считают: покупать и владеть украинскими еврооблигациями опасно.
«Эту цифру можно записать иначе – 19,7%. Это значит, что, если бы я покупал сейчас украинские еврооблигации, я бы потребовал, чтобы доходность этих ценных бумаг была бы выше 19,7% хотя бы на 2-5%. Ибо 19,7% - это и есть пресловутая плата за риск. Поэтому сейчас украинские еврооблигации в долларах США на мировом рынке продаются с доходностью 25-40% годовых, но желающих покупать немного. Боятся, что Украина объявит дефолт и эти ценные бумаги просто не погасят, а предложат поменять на другие ценные бумаги на более длительный срок и уже по другим условиям», - пояснил эксперт.
Охрименко также добавил, что этот показатель очень четко демонстрирует отношение международных инвесторов к Украине. Поэтому все разговоры по поводу того, что зарубежные инвесторы хотят инвестировать деньги в Украину, - иллюзии и фантазии. В действительности сейчас на мировом рынке очень большое предложение на продажу украинских еврооблигаций.
Эксперт Совета предпринимателей при Кабмине Сергей Кравченко не скрывает, что радоваться особо нечему. По его словам, сегодня страна находится в ситуации, когда она не может отвечать по своим обязательствам. Кроме того, есть предпосылки для объявления технического дефолта, что может вызвать социальный взрыв.
«Так что нет в этом ничего хорошего. Мы должны России 3 млрд долларов за газ, которые они нам не подарят. И не дадут отсрочки. И никто нам в данном случае не поможет – ни США, ни Европа», - отметил он.
Ведущий научный сотрудник факультета финансов и банковского дела Российской академии народного хозяйства и госслужбы Сергей Улюкаев уверен, что украинская экономика уже де-факто в состоянии дефолта. «Мы видим, что украинское правительство уже не в полной мере выполняет внутренние обязательства, то есть обязательства перед населением. Существуют ограничения по подаче теплоснабжения и электроэнергии населению», – замечает он.
Избежать дефолта, о чем и заявили многие эксперты, можно только при помощи дополнительных внешних заимствований. В частности, от МВФ. Как известно, весной МВФ одобрил выделение Украине 17 млрд долл. для стабилизации бюджета страны в условиях политического и экономического кризиса. Первый транш в размере более чем 3 млрд долл. Киев получил в мае, второй – почти 1,5 млрд долл. – в начале сентября. Выделение же очередного транша МВФ будет зависеть от выполнения властями страны условий стабилизационной программы. Экономический эксперт Василий Юрчишин отмечает: МВФ ищет 15 млрд долларов, чтобы предотвратить дефолт в Украине (правительство Украины обратилась к МВФ с просьбой расширить программу стенд-бай). Из них только внешним инвесторам нужно отдать 13 млрд, а остальные средства нужны, чтобы приобрести газ на 2015 год. Он подчеркивает: если МВФ не предоставит эти 15 млрд, у государства не будет денег на следующий год, чтобы рассчитаться с долгами, - и Украина вынуждена будет объявить о дефолте.
В то же время, по мнению экономического аналитика Александра Жолудя, одним из главных путей избежать дефолта может быть переоформление многих краткосрочных кредитов на более длительный срок.
«Если мы говорим об оглашенном дефолте, когда государство в одностороннем порядке не платит по своим долгам, то это слишком маловероятный сценарий. Но, возможно, Украина сумеет договориться с главными кредиторами о необходимом переоформлении долгов, их существенном продлении», - считает Жолудь. По его словам, нынешняя ситуация схожа с 1998 годом. Тогда Украина не объявила дефолт (хотя Россия это сделала), а договорилась с главными кредиторами, чтобы краткосрочные долги обменять на длительные долговые обязательства, которые уже погасили к началу 2000-х. Кстати, к такому мнению пришли и в известном издании The Economist: «Лучшее, что можно посоветовать правительству Украины, это действовать на опережение и начать переговоры с кредиторами, не дожидаясь, пока дефолт станет неизбежным».
В свою очередь, эксперт военно-промышленного комплекса Максим Глущенко считает, что избежание дефолта в Украине зависит от оборонно-промышленного комплекса. ОПК, по его мнению, обеспечит армию оружием и даст возможность отстоять независимость нашей страны перед агрессором. Дополнительным источником валюты до конфликта на Донбассе был экспорт вооружения. Благодаря этому оборонный комплекс и развивался, ведь госзаказ составлял 10%. Сейчас экспорт «просел» в два раза.
Есть и более радикальные предложения. Директор Института развития экономики Украины Александр Гончаров уверен, что Украине необходимо объявить дефолт, чтобы не выплачивать 100% своих долгов. По его словам, в бюджете следующего года запланирован дефицит 4,5%. Но это с учетом эффекта низкой базы. Украина уже «провалилась» почти до минус 10% ВВП. Гончаров также отметил, что правительство и НБУ уже не управляют ожиданиями бизнеса. Но рынок живет будущим, ему нужно строить бизнес-планы. А как это сделать, если доходная часть бюджета будет сокращаться? При этом он убежден, что нужно объявлять дефолт, садиться за стол переговоров и реструктуризировать долги, поскольку нельзя в таком тяжелейшем положении выплачивать все долги.
Поэтому, что бы ни говорила Наталия Яресько, пытаясь успокоить украинцев, ситуация весьма плачевная. То, что из нее надо срочно искать выход, – это факт. Но надеяться только на расширение кредитной линии МВФ – недальновидно и некомпетентно. The Economist считает, что Украина начнет делать успехи только тогда, когда в страну вернутся частные инвесторы. Но для этого потребуются большие вложения в инфраструктуру, особенно на пострадавшем от конфликта востоке страны. МВФ не может этого обеспечить, необходимо долгосрочное финансирование. Поэтому издание советует прежде всего начать борьбу с коррупцией, без чего Украину может ожидать хаос и попытка смены власти. В конечном итоге кредиты МВФ не изменят ситуацию в Украине, но позволят «пережить зиму и дотянуть до следующей».
Хотя еще вопрос, согласится ли МВФ расширить кредит. В Фонде не видят результатов обещанных правительством Арсения Яценюка реформ. Политолог Ричард Ран в своей статье в Washington Times высказывает мнение, что уже полученные транши были попросту разворованы и даже не пошли на нужды армии, как любят говорить в Киеве. Также  в стране до сих пор не проведены обещанные кредиторам реформы, среди которых и урезание расходов на социальную сферу. Плюс большая коррупционная составляющая и отсутствие борьбы с ней. Так что, сколько ни повторяй слово «халва», во рту слаще не станет. Необходимы реальные действия, а не бесконечные разговоры об улучшении.