04 января 2015

Нужно вернуться хотя бы ко временам Кучмы, когда крали 10-15 процентов...

"Я не здамся без бою", — громко звучит песня Святослава Вакарчука в столичном пабе "Портер". Оксана Смола и Ольга Москалюк из "Gazeta.UA" встретились там с политологом 35-летним Тарасом Загородним.
В помещении приглушенный свет. Единственный посетитель пьет пиво. Официантка становится на стульчик, тянется к большому зеркалу на полстены. Протирает его моющим средством. Пропускает наклеенные серебристые звезды. У барной стойки два официанта и бармен. Заказываем черный чай.
- Почему обвалился курс гривни?
— На это есть объективные причины: падение экономики, недоверие инвесторов к стране. Во время войны никто сюда вкладываться не будет. Отток капитала огромный. По официальным данным, за год вывели два миллиарда долларов, по неофициальным — семь.
Есть и субъективный фактор — сговор между государством и олигархами-экспортерами. Когда гривня начала обесцениваться, очень сократился импорт. Люди стали значительно меньше покупать заграничных товаров. Эспортеры в этой ситуации выигрывают. Если раньше за каждую проданную единицу с доллара получали восемь гривен, то теперь — 16. При этом внутри страны расходы и зарплаты остались прежними. Реальный курс гривни должен быть не больше 14 за доллар.
Нужно учитывать и рефинансирование банков. Эти средства идут не в реальную экономику. За них скупают доллары, чтобы вывести за границу. Соответственно снижаются золотовалютные резервы Нацбанка. Такой "междусобойчик". Кто-то за это получает откаты 20–30 процентов. А нам рассказывают о борьбе с коррупцией. Нужно вернуться хотя бы ко временам президентства Кучмы, когда крали на уровне 10–15 процентов.
- Что для этого нужно сделать?
— Не имитировать реформы. Приглашаем хороших заграничных министров. А что у нас в среднем звене? Там ничего не изменилось. Разве человек будет работать честно в министерстве за 2,5 или 4 тысячи гривен? Сидит с надеждой на откаты. Без реформирования государственного аппарата с сокращением штата и увеличением зарплаты ничего не будет. Одновременно нужно садить.
- Антикоррупционное бюро способно дать правильный импульс?
— Нет. Потому что система осталась прежней. Никаких изменений не произошло. Пришла та самая постсоветская элита. Программа правительства – грамотная имитация. Знают психологию международных чиновников. Им все равно, как у нас будут сокращать расходы. Есть два пути. Первый — победить коррупцию. Второй — за счет людей, сократив социальные траты. Наша власть выбрала второй вариант, он проще.
- Как преодолеть взяточничество?
— Честные судьи, прокуроры должны дорого стоить стране. Можно дать зарплату 5 тысяч долларов и сказать: или работаешь за эти деньги, или сядешь на 15 лет.
За соседний столик садится седой мужчина. Заказывает бизнес-ланч. Ест 20 минут. Громко стучит по тарелке ножом и вилкой. Официанты переглядываются и смеются.
= Экономика начнет расти в 2016 году, как обещает Яценюк?
— Нет. Роста можно достичь через наращивание экспорта и внутреннего спроса. Второе мы полностью убиваем, ведь людям не будет за что покупать. Экспорт также расти не будет. Заводы у нас устаревшие, инвесторы не буду вкладывать деньги в непрозрачную экономику, где невозможно защитить собственность. Поэтому в конце 2015 года опять пойдем к Международному валютному фонду просить кредиты.
Украинцы будут терпеть нехватку средств, если государство будет бороться с коррупцией, прокуроры не будут красть, милиция не будет убивать людей. А если проблемы страны будут решать за счет граждан, то уже через четыре месяца будем иметь социальный взрыв. Он не будет в виде Майдана. Десятки тысяч украинцев прошли через АТО. Миллионы людей жертвовали деньги на борьбу с врагом. Несколько тысяч погибли на фронте. Люди настроены все радикальнее. Поэтому все может закончиться судами Линча.
Прокуратура до сих пор не открыла дел против чиновников режима Януковича, которые сейчас под санкциями Евросоюза. Это значит, что санкции с них скоро снимут. Если нет дел — значит, они не виноваты. Украинцы этого не простят. Злость будет накапливаться. Общество стало более зрелым, чем элита, которая не понимает, что под лозунгами войны и Майдана нельзя красть в таких размерах.
- Почему не посадили преступников из предыдущей власти?
— Не хотят ссориться. Не имеют политической воли.
- А на что есть политическая воля у власти?
— На внедрение реформ за счет людей. Все остальное менять не хотят. Яценюк поехал в Брюссель и говорит: "Срочно дайте деньги". Но просто так их не дадут. Чтобы дальше разворовывали?
- Международные институции согласятся, чтобы реформы проводили за счет народа?
— Да. За нас заступаются не потому, что мы такие хорошие и патриоты. Так сложилась ситуация, что 300 лет было выгодно кромсать Украину. А теперь нужно, чтобы она оставалась единой страной, которая будет охранять восточные границы. Разве не знали, что Путин сделает с Крымом? Знали. Ориентировались на свои цели. Первая — нефте-газовый рынок. Сейчас американцам интересно зайти на самый дорогой рынок газа, европейский. Для этого нужно подвинуть российский "Газпром".
Донбасс вернем до конца 2015 года. С Крымом помаемся года два-три.
- Что будет с Россией?
— Может распасться на несколько стран. Может быть концессия (договор о передаче природных богатств, предприятий во временную эксплуатацию другим государствам. — "ГПУ"). Китай к этому близок. Нефть компании "Роснефть" уже ему продана наперед.
Запад очень прагматичен. Хотят иметь гарантии, что больше не случится ситуации, когда один президент сойдет с ума и начнет кричать, что нажмет на кнопку. Потому что еще ни одно государство не угрожало ядерным оружием только из-за того, что кому-то что-то не нравится. Все сырьевые ресурсы должны перейти под контроль Запада. У Путина не будет выбора. Рубль обесценился относительно доллара даже больше, чем гривня. У него сейчас нет дна. Неизвестно, где он остановится — на отметке 100 рублей за доллар или 230.
- А с гривней что будет дальше?
— Нас спасает то, что имеем достаточно продуктов собственного производства. Россия же не в состоянии обеспечить себя продовольствием. У большинства украинцев есть родственники в селе, есть огороды, дачи. Выживем. А в России социальный взрыв — вопрос времени. Он начнется, когда будет падать вертикаль власти. Россия никогда не жила без царя. Путин так же думал о нас. Не учел ментальность украинцев. Считал, что без центральной власти — когда из страны бежали Янукович и его ближайшее окружение — она развалится. Но мы отсутствие центральной власти не воспринимаем как трагедию.
Москва подготовила много профессиональных революционеров для Донбасса. Теперь они будут искать себе работу и расшатывать ситуацию в России. Возглавят социальный протест.
- Какой будет Украина через год?
— В правительстве появились иностранцы. Это значит, что за нас взялись всерьез. Западу нужна страна, которая будет защищать восточные рубежи. Оказалось, что украинцы — единственная нация, которая не побоялась воевать против страшных россиян. Для американцев не первый раз делать нормальную страну. Подобное было с Германией, где ввели план Маршалла после Второй мировой войны. Также — с Японией.
Нормально заживем лет через пять. На реформы есть от года до двух. Если Порошенко хотя бы судебную систему сделает независимой и честной — только за это ему можно будет ставить памятник. Потому что дальше все пойдет одно за другим.
150 людей прошли учебный тренинг Тараса Загороднего по подготовке политиков. Обучение длится один день. Стоит 1 тыс. грн.
Сотрудничал с Блоком Юлии Тимошенко
Тарас Загородний родился в Кишеневе, столице Молдовы. Отец – преподаватель экономики в университете. Мать – бухгалтер. Живут сейчас в Николаеве.
Выучился на экономиста и юриста. Работал в банке. Потом пошел в журналистику. Был политическим консультантом, работал с ныне покойным мэром Кременчуга на Полтавщине Олегом Бабаевым, Блоком Юлии Тимошенко, некоторыми членами Партии регионов.
В ноябре издал книгу "Технологии лидерства и харизмы".
Увлекается сквошем — игрой с мячом и ракеткой в спортзале.
Жена Ольга — политолог. Воспитывают сына 7-летнего Артура.