17 апреля 2017

Путь офицера


"Первая встреча всегда незабываема. Да и не запомнить этого смуглого, уж очень взрослого лейтенанта было бы трудновато даже тем, кто про него не слышал. В 9-й Отдельной бригаде Специального назначения, город Кировоград, таких в 92-м году, пожалуй, не было. В свою родную часть, в которой в 1983 году начинал службу рядовым разведчиком, уже с золотыми лейтенантскими погонами через девять лет вернулся Юра Олефиренко…" - начинает очерк о своем легендарном сослуживце военно-политический эксперт, полковник запаса Рафаэль Люкманов. Далее авторский текст...
В то далекое и близкое нам время бригада представляла собой крепкий сплав единомышленников, возглавляемых командиром с большой буквы этого слова – полковником Юрием Александровичем Вороновым. Второй батальон бригады по привычке назывался Афганским и имел ряд своих особенностей. Например, доля молодых офицеров была невелика, и многие командиры групп были капитанами, имеющими боевой опыт. В качестве 668 отдельного батальона Специального назначения он входил в состав 40-й Армии. Вот именно с этим отдельным батальоном в 1984 году и начал свой путь воина Юрий Олефиренко, или как нам привычнее – Юрий Борисович. В наших частях того времени было принято обращаться по имени отчеству между собой и не только между офицерами. Молодым солдатом он ушел на ту войну. Если взять весть действующий контингент в Республике Афганистан, то лишь небольшая часть его постоянно участвовала в боевых действиях, и батальоны войск Специального назначения были всегда лицом к лицу с противником. Борисович не по наслышке узнал, что такое война, цену настоящей дружбе, профессионализму и роли офицера в успешном выполнении задач и возвращению своих солдат домой. Когда командир батальона, подполковник Модест Иванович Рыжик получил назначение в Кабул, в группу «Экран», он взял с собой Юру. Потом была служба в 459-й отдельной роте Специального назначения, Кабульской роте. Несмотря на «столичность» дислокации, война и там не утихала ни на час. Боевая служба продолжалась в привычном темпе. Юра принимает решение продолжить службу уже в качестве профессионального военного и остается еще на два года в качестве сверхсрочника. Тогда окончательно он принимает решение связать себя с Армией, войсками Специального назначения и уже прапорщиком поступает в Рязанское высшее Воздушно-десантное командное училище на факультет Войск Специального назначения. Это произошло уже в 1988 году. На войне он был на тот момент практически 4 года. Мы с ним много разговаривали о том периоде. Он хорошо знал фарси, обычаи и быт народонаселения Афганистана, любил эту страну. После стольких лет перерыва садиться вновь за учебники не совсем просто. Учебу он буквально грыз, ничего легко не давалось и оценки в таких заведениях за красивые глаза не ставят. Предметы чередовались один за другим, это и изучение языка, огневая подготовка, тактико-специальная подготовка, топография, выживание, специальная связь, минно-подрывное дело, воздушно-десантная подготовка… Полевые выходы: поиски, засады, налеты, марши, дневки – лейтенантов выковывали так, чтобы они, совершенствуясь уже в войсках могли уверенно водить свои группы в глубоком тылу и сохранять их боеспособность в течении длительного времени. Объем теоретических знаний и практических навыков был колоссальным. Командир всегда должен служить образцом, именно от его квалификации зависит как он подготовит группу, как он со своими солдатами выполнит задачу и вернет их домой. Шли годы учебы, вот и настал момент долгожданного выпуска. Вот и золотые погоны, как много за ними стоит! В то время Украина уже стала независимой и в Юра возвращается в родную 9-ю бригаду, в ту часть, из которой он начинал свой далекий путь солдата, возвращается лейтенантом в тот батальон, где майоры, капитаны его прекрасно знали, возвращается в свою боевую семью. Если спросить у ребят – чем он запомнился, какое первое впечатление – это его улыбка! Абсолютно обезоруживающая, искренняя улыбка и топорщащиеся над ней черные как смоль усы! Абсолютная доброта! Сколько он привез из училища с собой методических материалов! А сколько он их раздал, искренне желая помочь своим друзьям! Как раз начался рабочий период. В ротах готовились к новому учебному полугодию, восстанавливали учебно-материальную базу, разрабатывали и создавали новые пособия, искали передовые технологии обучения… А тут Юра появляется со своей улыбкой и говорит – смотрите, какие красивые кастрюльки я купил в семью! Это было так искренне и так неожиданно, что кастрюльки всем запомнились очень надолго! И вновь полевые выходы, классные занятия, тренировки, уже в качестве командира группы Юра уверенно ведет за собой своих солдат, своей службой и жизнью показывая им пример. Тогда для подготовки специалистов разведчиков для службы было принято решение на базе расформированной 9-й роты сформировать учебную роту. Лучшие и наиболее опытные офицеры были направлены в нее из батальонов. Там мы и служили плечо к плечу. Нельзя сказать, что время было легкое и беззаботное. Сейчас вообще не могу вспомнить как мы устояли. Именно в отношении того периода приходит на память фраза: военнослужащий обязан стойко преодолевать все тяготы и лишения воинской службы. Учеба продолжает вестись в том же темпе и объеме, как и раньше. Теория в классе, практика в полях. Как по часам через каждые три недели мы на неделю в поля, переходы, поиски, дневки… Днем и ночью, в любую погоду. Завершался выход на полигоне: стрельба днем, стрельба ночью и переход в Кировоград. Все солдаты помнят с какой радостью они встречали Масляниковское кольцо – выход на окраину Кировограда. И офицеры всегда с ними, всегда показывают пример. С Борисовичем было легко, всегда улыбающийся, его топорщащиеся усы и усталость как рукой снимает. Долгие часы у костра, неторопливые беседы, искренность, энтузиазм и трудности, которые делают вас крепче – так рождается дружба, которую никогда не разобьешь. Потом я перешел на другую должность в батальон, Юрий со временем стал командиром той учебной роты, по своему направлению я их курировал. И вновь легко, с полуслова мы понимали друг друга. И вновь улыбки, смех в самый трудный момент и вновь его усы! Кто в армии служил – тот в цирке не смеется! Это про нас. Во время выполнения парашютных прыжков я проверяю парашюты его роты, и бац, в одном из них ошибка. Парашют в таком случае зачехляется. Юра рядом со мной, громко называет его номер – со стороны роты молчание! Так повторяется несколько раз, причем в различных интерпретациях – молчание! Затем сержант его роты осторожно говорит: Юрий Борисович, это ваш парашют! Мы с Юркой буквально сложились пополам от смеха! А сколько подобных случаев можно вспомнить…
В 1998 году меня перевели из Кировограда, но бригада и ребята до сих пор в моем сердце, сколько вместе мы пережили…
Юра продолжил службу в Кировограде. Затем была Академия, после которой он был назначен в бывшую 7 Отдельную Бригаду СпН ВМС, ставшую к тому времени 73 Центром СпН, город Очаков. Когда уже западная коалиция вошла в Афганистан, он вновь оказался в этой далекой стране в составе Литовского контингента. Действительно говорят – мир тесен. Будучи в Вильнюсе, я встретил офицера, с которым Юра там служил. Мгновенно лед растаял, и мы общались словно знали друг друга не один год. И вновь вспомнили его улыбку! Мы много о нем говорили, тот офицер рассказывал о том, сколь много он подчерпнул у Борисовича, о его человеческих качествах, профессионализме, как легко им вместе работалось…
Юра уволился в запас капитаном 1-го ранга с должности командира 73 Центра СпН в 2010 году… И вот война ворвалась в его родную Украину. Без колебаний он возглавляет формируемый в Кировограде 42-й батальон территориальной обороны, его авторитет и опыт позволяют решать многие вопросы, кажущиеся на первый взгляд нерешаемыми. Батальон сформирован, прошел боевое слаживание и Борисович ведет его в бой. Самое сложное начинать, а это ему не впервой! Тот 2014 год принес много трагедий в наши семьи. При выполнении боевой задачи погиб Юрин товарищ – командир Морского спецназа, 73 Центра СпН – капитан 1-го ранга Алексей Зинченко. Борисович без колебаний принимает предложение вновь возглавить часть. И вновь он во главе спецназовцев, вновь он ведет их за собой, вновь он впереди и показывает пример выполнения воинского долга!
Юра погиб под Павлополем, на Мариупольском направлении 16 января 2015 года. Его накрыло минометным огнем, во время руководства боем. Он еще жил во время эвакуации, но слишком тяжелыми были ранения. По злому року, российской частью с "той стороны" командовал наш бывший сослуживец по 9-й Отдельной Бригаде Специального назначения, с которым Юрка делил и радости, и невзгоды, да и кусок хлеба…
Из нашей братии я первым узнал о его гибели. Звоню в Кировоград нашему товарищу, с которым у Юры были квартиры в одном подъезде, чтобы они поддержали его жену и дочерей в сложный момент официального сообщения о гибели. Он выслушал известие и сказал – я сейчас перезвоню. Оказывается, именно в этот момент он встретился с Леной, Юриной женой – она возвращалась домой с работы, заговорили о Юре, он для нее был еще живой, они недавно общались, у Юрки всегда было все хорошо, особенно для семьи… Весь вечер ребята не допускали к Юриной семье никого, устроили вечерние посиделки пока военком готовил врачей и собирался сказать те слова, за которыми наступает провал и пустота… Сообщили уже утром. Это всегда бывает тяжело. Его белозубая улыбка, до черноты смуглая кожа и уже седые усы…
Прощались с Юрой возле его родной части, в которую он пришел молодым солдатом в далеком 1983 году. Были ребята из трех бригад: бывшей 9-й СпН, 73 Центр СпН и 3 Полк СпН и конечно его ребята из 42 батальона ТРО…
Юра до последнего вздоха показывал пример, как нужно жить, даря всем тепло, любить свою семью и защищать свою Украину.

"Ар₴ументум"