08 февраля 2017

Власть не имеет никакого стратегического видения решения конфликта на Донбассе

После каждого нового обострения ситуации в зоне АТО украинские политики предполагают вероятность введения военного положения.
«Совершенно очевидно, что нынешним политическим элитам - неважно, это власть или оппозиция, - нет четкого стратегического видения решения конфликта на Донбассе. Отсутствие прогресса в выполнении Минских соглашений, отсутствие желания и никаких намерений мирного урегулирования конфликта приводят к очередным манипуляциям с запугиванием украинцкев возможностью введения военного положения», - заявляет общественный деятель, юрист Александр Соловьев.
По его убеждению, ничего общего такие заявления с реальными намерениями урегулировать конфликт на Донбассе не имеют.
«И власть, и оппозиция спекулируют на этих болезненных для всех украинцев проблемах. Поднимая вопрос введения военного положения, власть готовит граждан Украины к очередным уступкам, к сдаче национальных интересов. Мол, если мы объявим военное положение - это автоматически приведет к объявлению войны России и международной изоляции. Ведь до сих пор благосклонность Запада к Украине держалась только на планах по мирному урегулированию конфликта. То есть «ужасами» военного положения власти готовят почву для того, чтобы как-то объяснить очередную капитуляцию и собственную несостоятельность мирно разрешить конфликт»,- подчеркивает Александр Соловьев.
Зато оппозиция, по мнению политика, играет в совершенно противоположную игру.
«Парламентские партии пытаются дополнительно «подогреть» тему военного положения в обществе для того, чтобы впоследствии сорвать дополнительные электоральные дивиденды», - говорит политик.
Кроме того, Соловьев считает необходимым использовать исключительно дипломатический путь прекращения конфликта в Донбассе с сознательным отказом политиков от радикальной, милитаристской риторики в СМИ и в публичных заявлениях.
Основой для решения конфликта должен стать новый диалог в обществе и создание предпосылок для начала реализации внешней политики нейтралитета, убежден Соловьев, однако, в условиях деградации национальной экономики, затянувшегося финансового кризиса, обвала банковской системы государства, монетарная политика которого держится исключительно за счет проедания международных кредитов, нейтралитет может стать для украинского государства неподъемной задачей.
С одной стороны, введение военного положения настрого запрещалось всеми представителям Евросоюза, потому что, тогда, согласно международных конвенций, украинцы получают абсолютно легальное право перебираться любыми доступными способами в Евросоюз и требовать убежища как беженцы из зоны военного конфликта. И Еврокомиссия не сможет ничего сделать, кроме как выделить резервные деньги на обустройство фильтрационных лагерей для беженцев из Украины и безоговорочно решать проблему их дальнейшего расселения на своей территории, т.е. брать конкретную политическую и финансовую ответственность за их судьбу.
Как вы думаете, сколько секунд будут размышлять о том, чтобы воспользоваться таким "окном в Европу" жители Винницы, Тернополя, Сум или Запорожья, не говоря уже о Львове и Ужгороде? Думаем, речь идет о милисекундах, а количество желающих составит не менее 2,5-4 миллионов человек!
Далее, объявление военного положения ведет к неизбежной национализации всех российских активов на украинской территории, трансформации судебной и исполнительной ветвей власти по образцу, предусмотренному на "особый период". И беда не в том, что это автоматически приводит к схлопыванию остатков свободной экономики и свободного общества, а в том, что в Украине нет ни одного человека, имеющего опыт таких трансформаций. Нет ни одного специалиста, не говоря уже о целых "спящих" до поры государственных специальных институциях, которые "умеют" обеспечивать переход государства, так сказать, в экстремальный режим существования. И процесс такого преобразования может занять, вместо считанных часов, месяцы! В то время, как "агрессор" имеет в своем распоряжении "тренированные" в различных, близких к боевым условиях мобилизационные группы, способные в считанные сутки из трех дивизий, развернутых около украинских границ, сформировать и в кратчайшие сроки провести боевое слаживание не менее трех армий, сформированных на базе тех дивизий! А это - не менее 10 тыс. человек, что войдут в стратегическую группировку оккупационных войск, которая неспешно начнет "откусывать" от Украины район за районом.
Готова ли к этому сценарию Украина? Способно ли будет государство защитить своих граждан при таком развитии событий? Вот над чем надо думать и Парламенту, и Президенту, день и ночь напролет не покладая рук готовится к этому, а не отбрехиваться в прессе, что Россия слабеет, Россия не сможет, Россия не посмеет... В этих условиях предложенная "дорожная карта" по присоединению Украины к любому военно-политическому блоку, способному как-то отсрочить, оттянуть по времени такой сценарий как можно дальше.
В Кремле абсолютно не заинтересованы в существовании у ее границ сравнительно перспективного и потенциально сильного экономически и политически, самодостаточного и независимого от него государственного проекта, а Украину давно нужно рассматривать не как страну, а как комплексный цивилизационный международный проект, который вследствие своих естественных, природно-географических особенностей может и должен стать стержнем новой реинтеграции традиционных государств Восточной Европы.
Гегемония Москвы даже не предусматривает такой возможности, по-скольку украинские политики и государственные деятели не без оснований считаются самыми договороспособными и крайне продажными, а значит, не способными к созданию и построению на подконтрольной территории, хотя бы "экономического чуда", не говоря уже о воссоздании нового цивилизационного проекта, способного опередить свое время.
Вот только тогда можно будет говорить об украинском нейтралитете, только тогда Украине не потребуются существующие оборонно-политические блоки, чтобы защищать своих граждан самостоятельно.
А пока, следует согласиться с Александром Соловьевым - власть действительно не имеет пока четкой стратегии реинтеграции Донбасса и других оккупированных территорий и надеяться, что понимание всего вышеизложенного все-таки породит у властьимущих реальные намерения сделать свою страну лучше, которые победят вороватые условные рефлексы, демонстрируемые пока украинскими правителями.