10 ноября 2014

Кремль в растерянности: не все группы ополченцев согласны подчиняться лидерам ДНР и ЛНР


Ополченцы разделились на враждующие группировки, вести переговоры не с кем Проект «Новороссия» продолжает разваливаться. Cепаратисты в Донбассе не могут договориться друг с другом, а Москва — контролировать их, не обрекая на поражение. Кремль рискует столкнуться с новыми санкциями.
:: Московское время
Зал донецкого оперного театра вмещает около тысячи человек, и в понедельник, 27 октября,  здесь полный аншлаг. На сцене стоит невысокий мужчина 77 лет от роду с накладкой черных волос. Иосиф Кобзон — знаменитый баритон России, депутат Госдумы, друг Владимира Путина и лауреат ордена «За заслуги перед Отечеством». Его пригласило сепаратистское правительство Донецкой народной республики. Он хочет продемонстрировать, как заявил сам родившийся в Донбассе певец, «что защитников Новороссии не поставить на колени».
За свои патриотические высказывания Кобзон уже стал невъездным в Латвии, теперь его объявило персоной нон грата и правительство в Киеве. Несмотря на это, он приехал на Украину, перешел через границу на отрезке, контролируемом повстанцами, — в сопровождении хора и оркестра внутренних войск МВД (это более ста человек). Российские пограничники выстроились в очередь, чтобы сфотографироваться с ним на память.
Это было на следующий день после парламентских выборов на Украине, которые в ДНР и ЛНР были бойкотированы. Кроме того, в этих двух регионах в отличие от остальной Украины в ночь на 26 октября стрелки часов не были переведены на зимнее время.
«Наконец-то Донецк будет жить по московскому времени», — радостно говорит Кобзон со сцены. Он исполняет старые советские песни: о журавлях, о славе армейских офицеров, о Дне Победы. И, наконец, вместе с премьером повстанческой республики запевает: «Я люблю тебя, Россия». «Такое чувство, что Советский Союз вернулся», — растроганно произносит немолодая дама в партере.
Что ж, отчасти так оно и есть. Народные республики занимают пророссийские позиции и получают поддержку от Москвы. Но вместе с тем советский фольклор призван скрыть то обстоятельство, что Кремль пребывает в растерянности, не понимая, как дальше должны развиваться события в Донбассе. Каждый день Владимир Путин демонстрирует решимость укреплять положение России в мире: бомбардировщики ВВС РФ теперь патрулируют воздушное пространство над Балтийским морем, президент заявляет о расширении российских владений в северной части Северного Ледовитого океана еще на 1,2 млн  кв. км. И только с проектом «Новороссия» дело, похоже, не клеится.
:: Выборы и интерпретации 
Уже в ближайшее время украинская армия снова начнет наступление на Новороссию, ведь зимой Киеву не обойтись без угля из Донбасса, утверждает один московский политолог. Кто-то из депутатов Госдумы и вовсе сравнивает положение после парламентских выборов на Украине с ситуацией в Германии начала 30-х годов XX века, «когда там на волне националистических и антикоммунистических настроений к власти пришли фашисты».
О победе украинских радикалов на выборах 26 октября рассуждают и по российским телеканалам, хотя в действительности все с точностью до наоборот: партии крайне правых не преодолели даже 5%-ный барьер.
Еще не сформирована даже коалиция, не говоря уже о правительстве, но многие в России не сомневаются: в Киеве победила «партия войны» — «Народный фронт» премьер-министра Арсения Яценюка. Дескать, если президент Петр Порошенко, возможно, смирился с потерей Донбасса, то Яценюк и его сторонники хотят вернуть себе регион.
Центральные российские телеканалы в последнюю неделю октября неуклонно продолжали язвительные нападки на соседнее государство —  вероятно, в частности, дабы развеять сомнения в легитимности уже других выборов, назначенных сепаратистами на первые выходные ноября.
Запад ожидал, что Россия дистанцируется от этого одностороннего решения самопровозглашенных народных республик. Однажды, когда в мае повстанцы заявили о намерении провести референдум о независимости своих регионов, Путин уже обратился к ним с призывом отсрочить такой шаг. Но на этот раз все вышло иначе.
Министр иностранных дел Сергей Лавров еще за пять дней до голосования сообщил, что Москва признает результаты выборов, и назвал их необходимыми, чтобы «легитимировать» власти ДНР и ЛНР. Россия в очередной раз не стала церемониться с Западом, и два месяца спустя после минских договоренностей о прекращении огня пошла на обострение украинского кризиса. Порошенко заговорил об «угрозе мирному процессу». Ни США, ни ЕС не намерены признавать результаты выборов.
Если в последние недели, казалось, можно было говорить о разрядке, то теперь вопрос об отмене санкций против России снова переносится на неопределенный срок.
Но президент Путин делает вид, будто и на этот раз во всем виновато исключительно правительство в Киеве. Дескать, в Минске оно выразило готовность провести местные выборы на востоке уже в ноябре, теперь же, не желая держать слово, перекладывает голосование на декабрь. Вот только, увы, сепаратисты сами опровергли этот его тезис. Премьер-министр Донецкой народной республики заявил, что никаких договоренностей по срокам в Минске достигнуто не было, и выборы в любом случае пришлось бы проводить без согласования с Киевом.
Так что же, Путин снова публично описывает ситуацию с точностью до наоборот, тем самым исподтишка форсируя создание самостоятельного государства на востоке Украины? Все не так просто.
:: Политическая неопределенность
Разумеется, Кремль предпочел бы, чтобы сепаратисты придерживались минских договоренностей, говорит московский эксперт по проблемам безопасности Алексей Арбатов. Ведь от судьбы этих договоренностей зависят мирный процесс в целом и шансы на отмену санкций против России. Но в то же время Москва не может сказать лидерам в Донбассе: подчиняйтесь власти Киева и его законам. «Ведь в таком случае уже на следующий день никого из них не останется, — говорит Арбатов, — будут введены украинские войска, и перед Россией встанет вопрос, ради чего она была готова переносить все эти санкции».
Это показывает, что Новороссия изначально не была проектом Москвы. Восстание в Донецке начали свергнутый президент Виктор Янукович и его окружение, Путин же позднее решил воспользоваться ситуацией, чтобы поднять против властей в Киеве весь восток, начиная с Харькова и заканчивая Одессой. Это не удалось, и потому сегодня Кремль заботится о том, чтобы в псевдореспубликах Донбасса лишь теплилась жизнь, ведь полностью дистанцироваться от них он не может.
Да, Россия не осталась в стороне при подготовке выборов в Донецке и позаботилась о том, чтобы соперники действующего премьер-министра своевременно сошли с дистанции. Но в остальном Москва ограничивается символическими мерами. «Кто знает, что получится из Новороссии», — говорит один из высокопоставленных повстанцев.
Российские СМИ даже умолчали о полных драматизма криках помощи со стороны бывшего «министра обороны» ДНР Игоря Стрелкова. Совсем недавно он в очередной раз предупреждал об угрозе, нависшей над народными республиками: «Малочисленные, слабо вооруженные и плохо управляемые части ополчения без прямой российской помощи будут быстро разгромлены, и Новороссия прекратит свое существование, едва народившись».
Вероятно, целью его обращения было оказать давление на Москву.
:: Социально-экономический кризис
Положение в Донецке и Луганске действительно критическое. Но проблемой является не столько недостаточная поддержка народного ополчения, сколько плачевное положение в социальной сфере. Люди там не знают, как им жить дальше.
На последней неделе октября, несмотря на режим прекращения огня, кое-где шли бои — в аэропорту Донецка, у железнодорожного узла Дебальцево и на юге Донецкой области. Но в самом Донецке обстановка в целом оставалась спокойной. В начале ноября там должны снова начаться занятия в школах, несмотря на то, что учителя не получали зарплаты с июля. Киев заморозил выплаты. На территориях повстанческих республик центральные власти продолжают финансирование только работников детских садов и больниц. По состоянию на конец октября лидеры сепаратистов выплатили учителям только компенсации в размере примерно 200 евро. Пенсии уже давно не перечисляются.
Бюджетные учреждения не знают, как им выживать. В оперном театре, в котором выступал Иосиф Кобзон, осталась только треть работников, трое из четырех режиссеров были уволены, четвертый якобы находится в Киеве. Те, кто продолжает выходить на работу, живут благодаря гуманитарной помощи. Денег нет, поэтому многие добираются до работы пешком. В Донецке продовольствия достаточно, а вот в 38 населенных пунктах в регионе нет электричества, наблюдаются перебои с водой и нехватка медикаментов, цены на уголь резко выросли.
Впрочем, настоящие испытания еще впереди: если зимой домны металлургических комбинатов вокруг Донецка и печи коксохимических заводов не будут запущены, десятки тысяч людей могут потерять работу. Смогут ли в таком случае лидеры сепаратистов переадресовать недовольство исключительно Киеву, невзирая на то, что это они порвали отношения с остальной Украиной?
Правительство ДНР объявило недавно о создании собственного госбанка; также должна появиться и своя академия наук. Но на самом деле создание государственных структур пробуксовывает, в частности, потому, что сепаратистские лидеры не экономисты. Премьер Александр Захарченко, предпочитающий одеваться в полевую форму, считается человеком военных.
:: Фиктивная легитимность
Кроме того, обостряются противоречия между представителями властей в Донецке и Луганске — Москву это приводит в ужас. Народное ополчение распалось на различные группировки, каждая из которых преследует какую-то свою цель. Одни не признают лидеров ДНР и ЛНР, другие не хотят смириться с минскими договоренностями. Невозможно контролировать сегодня прежде всего казаков, контролирующих 80% Луганской области, они провозгласили там собственное государство — «Луганскую демократическую республику». В самом Луганске положение особенно сложное, поскольку часть города находится в руках криминальных банд.
Даже в Донецке заявляют о себе несогласные. В первой половине октября партия под названием «Новороссия» призвала жителей выйти на демонстрацию в центре города, обвинив официальные власти сепаратистской республики в том, что они пошли на сделку с Киевом. Дескать, режим прекращения огня необходимо незамедлительно отменить, чтобы возобновить атаки на украинские позиции. Вскоре после этого на лидера «Новороссии», который еще весной выступал в амплуа «народного губернатора Донецка», было совершено покушение. Потом произошло нападение на избирательный штаб премьера сепаратистов, совершенное якобы подчиненными командира, который окопался в Горловке в 50 км от столицы и тоже не признает властей в Донецке.
«Трудно найти на территории народных республик кого-то, с кем можно заключать договоренности», — писал в начале октября журнал «Огонек». И в этом главная проблема Владимира Путина. Пока в Донецке не появится серьезных партнеров, Киев не станет вступать в переговоры с мятежными регионами. А значит, не будет и мира.
Выборы в Донбассе должны изменить ситуацию и придать премьер-министру сепаратистов Захарченко видимость легитимности. Но в отличие от майского референдума о независимости накануне голосования интерес к предстоящим выборам проявляли лишь немногие граждане. Избирательная комиссия повстанцев даже объявила, что проголосовать смогут не только местные, но и «интернационалисты» из России. То есть те люди, «которые приехали сюда, чтобы с оружием в руках защищать свободу Донбасса».
И правда, явка 2 ноября оказалась не слишком высокой — даже если телевизионные кадры из Донецка должны были создать другое впечатление. Ведь очереди перед избирательными участками возникли только из-за того, что на этот раз было открыто в два раза меньше участков для голосования, чем обычно.
Тем не менее формально цель для начала была достигнута: Захарченко в Москве теперь считают премьером, которого избрал «народ». Вот только ни Киев, ни Запад этого не признают.

Автор: КРИСТИАН НЕЕФ, "ШПИГЕЛЬ", 
Перевод: Владимир Широков, "ПРОФИЛЬ"
"Аргументум"