22 сентября 2016

Бизнес на заложниках - хороший заработок для переговорщиков

Жизни наших военнопленных - товар. И хотя вопрос об обмене пленными является одним из пунктов Минских соглашений, он остается открытым, поэтому бизнес на жизнях и политическая торговля продолжаются.
Вопрос о судьбах военнопленных, их поиске и обмене становится крайне актуальным для всех участников конфликта на Востоке Украины и в первую очередь для самих пострадавших, их родных и близких. Собственно, именно их активные действия и инициатива с самого начала боевых действий и привели к появлению таких специфических персонажей, как переговорщики и посредники при обмене пленными и заложниками.
До сентября 2014 года военнопленными в Украине никто официально не занимался. В сентябре создали Межведомственный центр по обмену пленными при СБУ под председательством Юрия Тандита, но дело шло со скрипом. А немногим позже монополистом на этом рынке стал Виктор Медведчук перетянув на себя львиную часть решений по обмену не преминув уточнить, что это заслуга его кумовства с Путиным.
А ведь обмен военнопленными это не только деньги и всегда наличествующий товар, - это еще и возможность, при наличии собственных подконтрольных каналов обмена, вытягивать особо ценных для РФ агентов и кадровых ФСБ-шников, а потому эта неотъемлемая отрасль военного времени не могла остаться в стороне от внимания этой конторы.
Конечно же, в злачную тематику обмена пленными пытались влезть и другие фигуранты, как к примеру российская правозащитница Елена Васильева, нашумевшую уличающую аудиозапись которой, в феврале 2015 года опубликовал журналист Анатолий Шарий. На аудиозаписи Васильева разговаривает с неизвестным мужчиной по имени Геннадий (автор намекает, что это начальник управления ФСБ по Курской области, генерал-майор Свиридов Геннадий Александрович) о том, что украинских военнопленных продают за $2,5–3 тыс. Дальше в разговоре возникают и другие суммы — 10 и даже 30 тыс. долларов США.
«Тут на меня был наезд совершенно жуткий. Вроде даже закрыть хотели. Кто-то начал доказывать, что я ФСБ-шник страшный. Нашла одну видеозапись, и мне показалось, что на ней есть твой голос. Испугалась, думала, что кто-то слить пытается или вроде того. Просто затихарилась на всю катушку», — говорит собеседнику правозащитница, пытаясь выяснить, кто ее слил.
Но ожидаемо всплывает на записи и фамилия известного переговорщика по обмену военнопленными — Владимира Рубана, того самого который возглавил «монополию» Медведчука в этом вопросе, Васильева жалуется, что он ей переходит дорогу, поскольку «отдает пацанов за просто так», ему родные пленных доверяют, а ей — нет.
С «просто так» она конечно погарячилась, - ДНР-овские друзья Рубана уже давно сформировали таксу, а вот то, что доверяют пленных сомнений нет, как и альтернативы "генералу - старшему лейтенанту" Рубану.
Впрочем, нету ровным счетом никаких свидетельств о прохождении им военной службы ни в генеральском звании, ни в старшем офицерском звании, а вся его прошлая деятельность сводилась исключительно к полиграфической деятельности по заказам посольских структур РФ в Украине.
И, как бы это не было удивительно, господин Рубан, будучи всецело креатурой Кремля, фактически монополизировал вопрос обмена военнопленными, или как это принято называть в условиях проведения АТО, - заложниками. Столь разительная смена вектора ориентации Рубана не могла не остаться незамеченной и привлекла внимание к некоторым особенностям его биографии, в частности его обширных связей как с боевиками террористических псевдо-республик, так и других "прожектов" РФ в Украине. 
Ранее, господин Рубан торговал сигаретами. Еще в 1995 году он занимался перепродажей табачных изделий и являлся одним из акционеров ЗАО «Тютюн». В 1997 г. Рубан, используя некоторые коррупционные связи в прокуратуре Московского района в Киеве, попытался взять под контроль несколько конкурентных фирм, но вместо этого был исключен из числа акционеров, а его предприятие было поглощено теми же конкурентами. Оставшись ни с чем после полного краха табачного бизнеса, в 2005 году Рубан неожиданно становиться счастливым владельцем довольно большой издательско-полиграфической группы предприятий: ООО «Издательство «Киевская Русь», ООО «Полиграфический центр «Киевская Русь», ООО «Рекламное агентство «Нестор», обеспеченных довольно современным техническим оборудование и, как говорится, собственными полиграфическими мощностями, пытаясь претендовать на звание одного из богатейших издателей в Украине, который, впрочем, финансировался совсем не с Украины.
Благодетелями Рубана выступили ряд российских организаций, впрочем, в пользу которых он в дальнейшем и использовал активы фактически подаренных ему предприятий для формирования пророссийской позиции в литературе и образовательной сфере (припоминаете прожекты Константина Затулина по "связям с российскими соотечественниками", предусмариваюшие вполне конкретные ассигнования на создание "лидеров общественного мнения" и сопутствующей инфраструктуры в виде СМИ, издательских предприятий).
Спустя еще несколько лет, хорошо зарекомендовавшего себя перед российскими «благодетелями» Рубана, лидер еще одного проекта Кремля - гражданско-политического движения «Украинский выбор» Виктор Медведчук лоббирует созданный Рубаном «Офицерский корпус», который в дальнейшем перепрофилируется в партийную деятельность, а так же назначает его активным участником собственных инициатив. В начале 2013 года Рубан, не прекращает свою издательскую деятельность, становиться одним из руководителей проекта «Украинская федерация» и возглавляет его подпроекты «Блогер-фест «Комфортная Украина» и «Клуб по изучению и продвижению идеи народовластия».
А с мая 2014 года он получил статус «переговорщика номер один», поставил бизнес на коммерческий конвейер, перешел дорогу всем конкурентам благодаря сильному политическому лобби и поддержке ФСБ с «решениями» успешного обмена, и заработал всеобщее признание (читай: ненависть, ввиду бессилия как-либо на него повлиять, - посланник СКП, - "Самого Кума Путина"), как среди "боевиков", так и среди военных инструкторов из числа "отпускников" российских спецслужб.

"Ар₴ументум"