21 января 2017

Греческий урок для Украины

Доказано историей — несмотря на внешнюю грубость империи хрупкие и имеют склонность распадаться. Есть хорошие шансы, что Российская Федерация станет третьим и последним «изданием» после Российской Империи и СССР. Но что дальше. Сотня миллионов россиян никуда не исчезнет и, скорее всего, сформирует в конце концов собственное национальное государство. Вполне вероятно, что это государство будет сильнее чем Украина и, одновременно, недружественно к ней. В подобной ситуации оказалась Греция, которая получила независимость от Османской империи, но уже почти век живет в сложных отношениях с Турецкой Республикой.
РЕФОРМЫ
Греция ассоциируется у украинцев с долгами, коррупцией и расслабленным отношением к жизни. Мы не ожидаем от греков проявлений героизма. Тем не менее, современная история Греции – это история многочисленных войн за «место под солнцем».
Часть из них греки проиграли. Но поражения произошли не от недостатка храбрости, а от дефицита ресурсов.
Национально-освободительная война и потерянный шанс на развитие
Империи — не абсолютное зло, а определенная форма организации политической власти. На определенном историческом этапе они полезны для подданных, обеспечивая им мир, такой-сякой порядок и простор для торговли.
Греки приложили руку к созданию Османской империи не меньше, чем украинцы к созданию Российской. Достаточно вспомнить определяющее влияние на функционирование османской администрации т. зв. фанариотов — выходцев из греческого купечества – жителей Стамбульского района Фанар.
Впрочем, упадок Высокой Порты и веяния современного национализма побудили греков к восстанию 1821 года. Следует отметить, что хотя Австрийская и Российская империи на то время немного подвинула Османскую в Европе, она еще простиралась от Дуная до Ирака. Кроме того, серьезную помощь турецкому султану в войне оказали африканские «провинции», а на практике вассальные монархии – Египет, Алжир, Триполитания (современная Ливия) и Тунис.
Греки три года героически сражались на суше и на море, где небольшие торговые парусники смело атаковали турецкие линейные корабли и фрегаты. Впрочем «измены» было еще больше. Желание наживаться побеждало инстинкт самосохранения греческих купцов не хуже, чем современных украинских олигархов.
Политики интриговали и ссорились, полевые командиры враждовали.
Едва отбив османские нападения, греки втянулись в гражданскую войну. Этим воспользовались египетские силы, оккупировав почти всю страну, включая Афинами.
Это тоже знакомо украинцам. Атаманщина и война между украинскими патриотами с разными политическими взглядами привела к поражения освободительных соревнований начала 20-го века.
И сейчас Кремль прилагает всех возможных усилий, чтобы украинцы начали воевать друг с другом.
Спасла греков от полного поражения «мягкая сила». Основой европейской культуры была античная традиция. Немало либерально-романтических европейцев, наиболее известным из которых был лорд Байрон, симпатизировали грекам, которых считали прямыми наследниками древней Эллады.
На фоне реакционных режимов победителей Наполеона европейцы увлекались борьбой греков за свободу. В Греции поплыл поток денег, оружия и добровольцев. Что важнее, соответствующие настроения сформировали сильную мощную прогрецьку общественное мнение, игнорировать которую даже тогдашние авторитарные правители не решились.
Большие государства сначала неодобрительно отнеслись к «бунту», но не смогли противиться искушению усилить свое влияние за счет проблем Османской империи. В конце концов Британия, Франция и Россия осуществили военную интервенцию и заставили султана признать независимость Греции.
Чтобы обеспечить возврат выданных грекам кредитов Британия организовала администрацию под руководством немецкого принца, который опирался на армию наемников. Греки получили культурную независимость, но социальная структура разрушенной страны законсервувалась. Греция «пропустила» индустриализацию 19 века и так и не смогла наверстать отставание.
ОСВОБОЖДЕНИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКОВ
Другим трагическим исходом греческих междоусобиц стало сохранение турецкого контроля над значительной частью населенных греками земель.
Конечно, положение греков – османских подданных значительно ухудшилось вследствие реакции имперской власти. В ответ на притеснения они поднимали многочисленные восстания. Впрочем, лишь в конце 19 века окружена с суши оттоманскими владениями Греция рискнула открыто выступить с оружием на защиту тех, кого можно назвать «жителями оккупированных территорий».
Но война 1897, спровоцирован настроениями, аналогичными «только дайте приказ и освободим Донбасс за два дня» закончилась поражением греческой армии.
Османское войско мало и численное, и техническое превосходство. Достаточно сказать, что греческие солдаты были преимущественно вооруженные однозарядными винтовками, в то время как османские – новыми магазинными.
Следствием поражения стали символические территориальные потери, но большие репарации, за выплату которых Греция снова потеряла на определенное время экономический суверенитет.
Только проведя внутренние реформы и объединив усилия с другими бывшими оттоманскими владениями — Сербией, Болгарией и Черногорией, греки смогли добиться военной победы над стареющей империей в Балканской войне 1912 – 1913 годов.
Греция, используя купленный в Италии новенький крейсер, сумела заблокировать сильнее оттоманской флот в Дарданеллах, став хозяином Эгейского моря. Греческие ВМС первыми применили в морских сражениях, правда безуспешно, тогдашние технические новинки – субмарину и самолет.
В результате Балканской войны границы Греции приобрели практически современный вид. Ее сухопутная граница с Оттоманской империей сильно сократился. Новые славянские соседи хоть и были не очень вежливыми, но не представляли стратегической угрозы.
Впрочем, греки стремились к большему, вспоминая былое величие Византии. Они мечтали о контроль практически над всем побережьем Малой Азии, где проживали многочисленные и экономически влиятельные греческие меньшинства.
ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ И ПОРАЖЕНИЕ ГРЕЦИИ В ВОЙНЕ С ТУРЕЦКОЙ НАЦИЕЙ
Шанс реализовать свои геополитические мечты для Греции наступил после 1918. Османская империя, которая сделала неверный выбор в пользу Германии в Первой Мировой, должна была капитулировать. Взамен Греция, которую раздирал внутренний конфликт между сторонниками про-немецкого короля и британского премьера, счастливо избежала ужасов войны.
Она присоединилась к лагерю победителей лишь в 1917. Вместе с флотом Антанты в Стамбул прибыли и корабли греческого флота, вызвав восторг местных греков.
Разъяренные большими потерями в войне Британия, Франция и Италия навязали султану очень жесткий договор. Он предусматривал не только раздел бывшей Оттоманской империи на части, которые интегрировали в европейские колониальные владения, но и фактически превращал саму Турцию в полуколонию.
Была удовлетворена и просьба нового союзника — Греции относительно передачи ей региона возле Смирна (нынешний Измир), на основании проживания там преимущественно греческого населения. На самом деле греки там были хотя мощной, но меньшинством.
Турки возмущен условиям договора и восстали. Высадившись в Смирне, греческие войска успешно расширяли зону контроля, почти без сопротивления рассеивая деморализованы оттоманские части, пока не натолкнулись на сопротивление подразделений турецких националистов.
Поначалу греческая армия, благодаря преимуществу в вооружении и численности, побеждала. Она даже приблизилась на 40 километров в Анкару. Впрочем, победы были оплачены дорогой ценой. Турки дрались отчаянно, а линии коммуникаций растягивались.
Война затянулась более чем на три года. Греческая экономика утратила возможность обеспечивать активные боевые действия. В конце концов турки, которые накопили силы, выбили греческие войска из Малой Азии.
Страны Антанты не желали воевать за турецкую землю. Они опасались влияния большевиков, которые помогали турецким националистам, поэтому признали Турецкую Республику в ее нынешних границах. Турция и Греция обменялись «враждебным населением» — 500 000 греческих мусульман отправилось в Малую Азию, а 1 300 000 анатолийских греков в Европу.
Обе стороны имеют свои обиды. Греки обвиняют турок в геноциде. Те, в свою очередь, указывают на расправы над мирным турецким населением и политику «выжженной земли», которую применяла греческая армия при отступлении. Следствием стала глубокая взаимная враждебность соседних государств.
Сейчас урок последней греко-турецкой войны для Украины кажется неактуальным. Впрочем на будущее должны помнить — если бы не развивались события в России, разбираться с ними должны сами россияне. «На Москву» ходить точно не надо.
ИСТОРИЯ НЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ
Враждующие части бывшей империи продолжили жить рядом. Турция смогла избежать участия во Второй Мировой. Взамен Греция пострадала от нацистской оккупации и гражданской войны между правительством и коммунистами.
Впрочем грекам относительно повезло. Черчилль, деля со Сталиным Европу, выторговал Грецию в западную сферу влияния. СССР придерживался этого соглашения. Греческим коммунистам помогала преимущественно Югославия, которая проводила собственную политику. Этого было явно недостаточно для их победы.
Слабой компенсацией за страдания Греции стало присоединение контролируемых Италией, но населенных греками Додеканезьких островов. Вне ее контролем осталась только одна территория с греческим большинством – остров Кипр.
Стратегически важный остров в восточном Средиземноморье с 1878 до 1960 контролировала Великобритания. Под защитой британских законов остров сохранивший этническое разнообразие османских времен. Даже покидая Кипр, британцы попытались сохранить стабильность, добившись создания конституции, которая защищала права турецкого меньшинства.
Но общины Кипра враждовали. Греческое население стремилось присоединиться к Греции. Турецкое рассматривало такое присоединение как угрозу собственному выживанию. Этническое насилие нарастало. Тем не менее, лидер греческой общины и президент Кипра архиепископ Макариос пытался продвинуть определенный компромисс – ограничить конституционные полномочия турецкой общины, зато сохранить независимость Кипра.
Крест на его усилиях поставил военный переворот в Греции. Военное правительство, клейменый в СССР как «черные полковники», в свою очередь, 1974 организовал переворот на Кипре против Макариоса с целью присоединения острова.
Реакцией Турции стала военная интервенция. Небольшие греческие военные подразделения поддержали действия национальной гвардии Кипра. Впрочем защитить остров, расположенный в 64 километрах от Турции, Греция просто не имела возможности.
В конце концов, следствием конфликта стало падение военной хунты, разделение острова на две этнически гомогенные анклавы и появления непризнанного государства Турецкой Республики Северного Кипра.
Сейчас две общины ищут путь к объединению при посредничестве ООН и ЕС, членом которого Кипр стал 2004 года. Вероятность его присоединения к Греции выглядит призрачной.
Впрочем главное в истории 1974 года – тот неудобный момент, когда два государства – члена НАТО хоть и неофициально, но воевали друг с другом. С того времени греческие военные, несмотря на принадлежность государств к одного военного союза, рассматривают Турцию скорее как потенциального противника.
Впрочем, сохранение военного баланса – сложная задача, учитывая, что соотношение населения Греции и Турции составляет примерно 1 к 8. Кроме того, до последнего времени турецкая экономика динамично развивалась, в то время как греческая… Вы сами знаете.
И без того неплохо оснащены вооруженные силы Турции активно увеличивают морской компонент. Они постепенно переходят от покупки кораблей за рубежом к их построению.
В частности, по испанским проектом строится десантный вертолетоносец, который даже сможет принимать самолеты вертикального взлета. Турция создала собственный ударный беспилотник и имеет контракты на приобретение истребителей пятого поколения F-35.
Уже сейчас турецкая армия активно действует на территории бывших османских провинций – Сирии и Ираке. Осенью 2016 турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что греческие острова на востоке Эгейского моря должны принадлежать Турции, поскольку ближе к ее побережья…
Поэтому главный урок Греции для Украины – собственное национальное государство является необходимым, но недостаточным условием для развития. А без развития и открытости рынков, на которые могут зайти все желающие игроки, конкурентоспособная экономика невозможна.

"Ар₴ументум"