20 июля 2016

Убийство Павла Шеремета: версии, комментарии, соболезнования...

После каждого громкого политического убийства происходит определенный ритуал: обмен версиями (достаточно ли логичными?), соболезнованиями (достаточно ли искренними и своевременными?). И уже по ним медиасообщество и политикум вырисовывает, кто крайний.
На данный момент известно, что самодельное дистанционное взрывное устройство, мощностью от 400 до 600 грамм в тротиловом эквиваленте, находилось под сиденьем авто. Журналист не погиб в результате взрыва, а умер лишь спустя несколько минут на руках у медиков. Генпрокуратура и СБУ ведут расследование, власти заявили, что расследование убийства - дело чести для них.
Машина принадлежала руководителю «Украинской правды» Алене Притуле, но ее в автомобиле не было. Это породило одну из версий – о том, что убить планировали именно Притулу.
Антон Геращенко заговорил о следе российских спецслужб, напомнил, что Шеремет был сотрудником «Украинской правды», был в хороших отношениях с Аленой Притулой, и эта история становится похожей на дело Георгия Гонгадзе. Главный редактор «Украинской правды» Севгиль Мусаева-Боровик связывает убивство с профессиональной деятельностью Шеремета.
Журналист Петр Шуклинов «российского следа» не видит: на своей странице в Facebook он отметил, что россияне выбирали бы самого острого критика президента, а кому мог перейти дорогу Шеремет, непонятно. Шуклинов вспоминает, что один из последних материалов Павла Шеремета касался заместителя главы «Нафтогаза» Сергея Переломы и первого заместителя председателя Одесского припортового завода Николай Щурикова, которые были задержаны по делу о растрате средств предприятия. Но, по словам Шуклинова, после этой публикации прошло три дня, и организовать взрыв за это время сложно.
В материале, кстати, упоминается и «Азов» с Андреем Билецким. Шеремет Билецкого то хвалит, отмечая, что тот не стал покрывать причастных к нападению на инкассаторов в Запорожской области и пустил СБУ-шных следователей с проверкой на базу Урзуф, то предлагает пристальнее за Билецким наблюдать. Жонглировать причинно-следственными связями в этом случае очень просто. Вариантов-то немного: например, поди теперь разберись, убили Гонгадзе под пленки Мельниченко или его действительно таким образом заказывали? Билецкий же, кстати, уже отсидел за провокацию - в Харькове на улицу Рымарскую, в офис «Патриота Украины» пришел, помнится, на оффлайн-разборку после перепалки на форуме информагентства «Медиапорт» некий персонаж и открыл стрельбу. В общем, если что, у ребят, которые захотят выстроить сюжетную линию по этому примеру, определенно проблемы с фантазией.
Впрочем, следы могут вести и в другие страны, кроме России. 16 лет назад близкий друг Шеремета, белорусский телеоператор Дмитрий Завадский поехал встречать коллегу в аэропорт «Минск-2» и с тех пор о его судьбе ничего не известно. В похищении Завадского обвинили правоохранителей из спецподразделения МВД «Алмаз» - якобы это была месть за интервью о чеченской войне. Весной 1997 года он был арестован вместе с Павлом Шереметом, который тогда был журналистом ОРТ, за репортаж о прозрачности белорусско-литовской границы и условно осужден на полтора года лишения свободы. Шеремета тогда приговорили к 2 годам лишения свободы условно и к 1 году испытательного срока за незаконное пересечение белорусско-литовской границы, а также незаконную журналистскую деятельность и связи с зарубежными спецслужбами.
Что до информповодов, то нахлест удался: все дружно забыли и о довыборах, и о Григоришине, и о путешествии Насалика в Донецк, и собственно, об Одесском припортовом, и о том, что «азовца» Краснова, поссорившегося с крымскими СБУ-шниками, вчера оставили под стражей до 22 августа. А практически параллельно с появлением новости об убийстве журналиста начался тарифный марш «Азова» в четыре руки с профсоюзами и шахтерами, что, конечно, очень «удобно» для немногочисленных редакций. К слову, в официальном сообщении «Азова» с соболезнованиями по поводу гибели Павла Шеремета отмечено, что журналист сегодня утром собирался освещать эту акцию.
Российские СМИ бурно отреагировали на новость – частично потому, что погибший журналист раньше работал в том числе и в России, частично потому, что любая новость из Украины, особенно нерадостная, вызывает у соседей нездоровое оживление. Из более-менее адекватного: уточнение «Новой газеты» о том, что Шеремет и его гражданская жена Алена Притула жаловались на слежку. Хотя вряд ли в наших реалиях это показатель: слушают и «пасут» всех, кто хоть сколько-нибудь интересен, и тут вопрос в привычке с этим жить.
Если вспоминать последние убийства журналистов, то после Майдана и войны самым резонансным было убийство Олеся Бузины, который был застрелен во дворе своего дома из автомобиля с литовскими номерами. Было много споров о том, считать его журналистом или нет, спорили о качестве и тональности его публикаций. Но в том, что убийство впоследствии использовали для преследований активистов, сомневаться не приходится. Одно из последних обострений в этом деле – заявление адвокатов о попытках принудительно взять образцы ДНК у подозреваемых в убийстве, националистов Андрея Медведько и Дениса Полищука. Прокуратура опровергала эту информацию. В прошлом году к ее стенам маршем приходили практически все националистические организации, которые есть в природе. Но дело по-прежнему не завершено. И по этому шаблону один убитый в очередной раз может потянуть за собой «паровозом» массу неугодных людей.