21 июня 2016

Мусорная свалка возле Жулян создает угрозу для пассажиров самолетов


Только официально мусорные свалки занимают в Украине 4% территории, на самом деле – их значительно больше. Мало того, что зловонные свалки отравляют воздух, воду, землю и вообще все живое вокруг; так в последнее время они еще и стали забирать человеческие жизни. Я сейчас говорю о недавней трагедии на Грибовицком полигоне возле Львова, где 28 мая 2016 г. во время тушения очага возгорания погибло три пожарника.
Можно ли было избежать трагедии в Грибовичах? Да, можно. Если бы дирекция полигона утилизировала отходы не как-нибудь, а согласно инженерно-техническим и экологическим нормам. Это предполагает закладку специальной земляной «подушки» и уплотнение мусора, затем – его пересыпку землей и так далее. Тогда даже в случае возгорания огонь не будет распространяться на все тело полигона, отходы не попадут в сточные воды, а сам мусор не станет разлетаться по территории. Показательно, что все эти технологические работы заложены в оплату структур, которые отвечают за порядок на полигонах.
И таких потенциальных «грибовичей» в Украине – десятки и сотни. Специалисты Института гигиены и медицинской экологии им. А.Н.Марзеева по инициативе главы международного фонда «Сокращение рисков» (Risk Reduction Foundation) Владимира Костерина и юридической компании «Императив плюс» провели исследования на одной из свалок, что расположена возле поселка Крюковщина (Киево-Святошинский район). Для этого было привлечено 12 сотрудников, 3 лаборатории; рабочую группу возглавил профессор Валерий Станкевич, а результаты проверки и выводы заверил директор Института академик Андрей Сердюк.
Выводы экспертов – шокируют. Вблизи территории свалки зафиксировано сверхнормативное загрязнение атмосферного воздуха (сероводород – 1,125 ПДК, аммиак – 1,15 ПДК, кротоновый альдегид – 1,2 ПДК); почвы (никель – 1,126 ПДК, кадмий – 2,52 ПДК, ртуть – 4,9 ПДК, свинец – 2,389 ПДК, хром – 2,785 ПДК); грунтовых и поверхностных вод (никель – 5,5 ПДК, кадмий – 12 ПДК, ртуть 3,0 ПДК) веществами, специфичными для этого объекта.
Это говорит о том, что люди в буквальном смысле пьют не воду, а опасный коктейль (примечательно, что в селе нет центрального водоснабжения, и пробы воды брались из колодцев жителей), и дышат не воздухом, а ядовитыми газами.
Специалисты Института им. А.Н.Марзеева также подчеркнули, что уровень онкологических, сердечнососудистых заболеваний и болезней органов дыхания в ближайших к мусорке селах – Крюковщина, Тарасовка, Юровка, Гатное – в среднем в 2,5 раза превышает аналогичные среднеобластные показатели, что обусловлено непосредственным влиянием свалки на состояние окружающей среды.
Еще один важный момент, о котором следует сказать: свалка в Крюковщине находится в 7 км от аэропорта «Жуляны», хотя по закону это расстояние должно быть минимум 15 км, поскольку птицы со свалки – это очень серьезная угроза для безопасности полетов и, соответственно, жизни пассажиров. В то же время, один из руководителей данного «мусорного» предприятия предоставил дирекции аэропорта «Жуляны» заведомо ложную информацию: якобы свалка оборудована техническим средствами для отпугивания птиц и их там нет. А это уже имеет все признаки уголовного преступления.
Показательно, что Госэкоинспекция провела шесть (!) проверок данного объекта, но никаких серьезных нарушений там не выявила. А специалисты Института им. А.Н. Марзеева говорят о настоящей региональной экологической катастрофе, реальной опасности для жизни и здоровья населения, проживающего в этом и близлежащих населенных пунктах. Их вывод однозначен: свалку нужно закрыть, а весь мусор – вывезти и утилизировать.
В контексте вышесказанного у меня возникают вопросы относительно квалификации экологических инспекторов и необходимости работы самой Госэкоинспекции. Если экочиновники не могут выявить очаг настоящей экологической катастрофы под Киевом, то зачем мы платим налоги на содержание этой инспекции? К сожалению, в государстве отсутствует дееспособный орган, который эффективно контролирует выполнение экологического законодательства. Можно закрыть Госэкоинспекцию и – ничего не изменится.
У большинства экочиновников есть одно поразительное качество – делать вид, что проблема возникла чуть ли не сегодня, ну максимум – вчера. На самом деле большинство экологических проблем формируются годами, если не десятилетиями – при чьем-то преступном попустительстве; у этих людей есть имена.
И в случае Грибовичей, и в случае Крюковщины необходимо провести тщательное расследование, которое бы дало ответы на вопросы: почему произошли эти экологические катастрофы, кто виноват в случившемся и кому, наконец, выгодно существование мусорных свалок, которые не отвечают даже элементарным санитарным нормам?

Правозащитник Сергей Еленин, "Ар₴ументум"